понедельник, 18 июля 2011 г.

12. Просто хорошо. Сколько раз в жизни может быть "просто хорошо"?..

Таксист, как это свойственно немцам, ехал не спеша, со скоростью меньше допустимой, аккуратно останавливаясь на желтый и притормаживая у зебры, когда пешеход был еще на подходе, но это ничуть не заботило Влада. Даже наоборот. Главное, он не пытался с ним разговаривать,  и Влад был благодарен за это. Он отвел размеренные неторопливые 20 минут пути на то, чтобы, наконец, без паники, без эмоций, спокойно подумать. Мюнхен казадся сегодня серым - хотя это его общий цвет из-за камня, которым выложены готические и в стиле барокко здания города. Солнце то появлялось, то снова заходило за тучи, меняя цвет дня, улиц и его собственное настроение. То высвечивая сияющие блики - то погружая во мрак.  В кармане завибрировал телефон. Влад долго молча смотрел на него. Но не нашел в себе сил ответить.  Просто, все, что мог сказать ей сейчас Влад, сводилось бы к "прости" или к вранью. А врать он не умел. Не хотел.
"Она вчера так просто отреагировала на то, что я помолвлен. Не высказала ревности, -  он внимательно наблюдал за ее выражением лица на каждое свое слово. 
Вероника была первой девушкой, в которой он не мог разобратьбся, мысли и намерения которой он не мог прочитать. - Она действительно воспринимает меня не более чем друга? Но я же вижу в ее глазах иное, я ошибаюсь? Влад вспомнил отрывок из прочитанной им в нете шутки, не знаешь, готова ли девушка к поцелую - возьми ее за руку. Если отшатнется - все равно хватай и целуй.
Она как какой-то огромный солнечный блик, одна большая мысль. Он едва сдержал себя, чтобы не позвонить ей, как только проснулся. Ему хотелось совершать глупости и рыцарские поступки. Скинуть смску: "Доброе утро. Я уже ужасно соскучился". Мыслей о Марине в нем не было вообще. Как будто ее вообще никогда не было в ее жизни. Я чертов циник. Как это возможно? Он пытался дать определение своим чувствам: нет это даже не чувство вины, это сожаление. Сожаление, которое затягивает густой липкой массой . Сожаление о стольком количестве потерянного времени, о не тех мечтах. О том, что все уже давно могло бы быть по-другому. Сожаление о том, что все кончено - не важно, будет ли что-то с Вероникой, но Марина - нет, не тот человек. Возможно, она была тем на каком-то этапе жизни, но не теперь... Почему так происходит? Потому что мы меняемся, и это сплошной беспрерывный процесс...".
- Пожалуйста, тормозните здесь, - таксист хотел было возмутиться, но тут же нарисовал на лице любезность, дал по тормозам, и такси с визгом пристроилось у желто-белого павильона заправки Shell.
У надутых около ресторанчика батутов белокурая девушка продавала шары и карамельки.
Влад вошел в магазин и пробежал взглядом по россыпи "парафиновых", как он их называл, букетов.  Цветы - это неуместно. Ни один мужчина не любит покупать цветы. Он предпочтет ужин, подарок, компьютер, телефон, но цветы - так банально на самом деле. "Хотя, черт, как хочется купить ей цветы".  Он вспомнил ее незабудковую улыбку и глубокие чувственные глаза, когда она поднимала их на него. И как они контрастировали с бордово-золотистым арабским интерьером. Влажную пленочку на них, когда она не перебивая слушала его. Как она выдерживала паузы презде чем ответить. Как она всегда задавала правильные вопросы и подбирала точные слова. И ямочку на щеке, когда от всей души смеялась. "Нет, даже если я и хочу купить ей цветы, ничего из этого ей не подходит".
Когда Влад сел машину и протиснул за собой три баллоневых шара в форме ромашек, водитель посмотрел на него по меньшей мере странно.
 ***
"Just a moment", растерянно проговорила Вероника в дверь и накинула гостиничный махеровый халат. Влад с ужасно хитрым взглядом и тремя надувными ромашками в руках стоял в дверях ее комнаты.«Happy Birthday!» - провозгласил он. И тут же, подмигнув серыми ресницами правого глаза, заявил, что они проведут этот день, так как всегда мечтали провести свои Дни Рождения в детстве.
Она пригладила свои взъерошенные еще от сна волосы, поправила халат, и пригласила его войти. 
"Откуда ты знаешь, как я мечтала провести свой День рождения в детстве?" - обескураженно улыбнувшись спросила она.
«Мы все об этом мечтали, но у нас не было возможности. Сегодня она у нас есть! Смотри!» - он распахнул занавески и указал на виднеющуюся вдали змейку американских горок.
«Парк аттракционов? Ты сумасшедший!» 
"Боже мой, я во все это просто не верю: незнакомый мужчина стоит на пороге моей двери в мой День Рождения, прокоторый я сама благополучно забыла, в чужом городе, в забытом Богом отеле, с охапкой надувных шаров, приглашает меня в парк аттракционов. Мужчина, которого я  знаю два дня, но в котором всеми силами креплюсь не утонуть с головой. Я бы никогда не поверила, что такое может происходить со мной!"
Она растерянно и счастливо смотрела на него. Не зная, повиснуть на шее или просто вежливо принять воздушные шарики? 
"Она такая домашняя, такая какая-то уютная в этом белом пушистом халате и с взъерошенными волосами". Воображение тут же нарисовало картину ее, сидящей в позе йога на балконе с развевающимися белыми занавесками, аппетитно умалывающую под лучами восходящего солнца свои кофе у круассан. 

 Влад был одет в широкие комфортные брюки и черную футболку с геометрическим рисунком. Он выглядел свежим, выспавшимся, но в то же время серьезным - шутливость уступила место мужественности.
«О чем ты думала этой ночью?  - Как бы невзначай спросил он и как-то очень внимательно посмотрел ей в глаза. -Ты выглядишь задумчивой, скучаешь по мужу?» - Он старался звучать дружески, и все же замер внутри. 
Вероника опустила глаза, не в силах поднять.
«Чертово сердце. Почему оно стучит как программист по клавиатуре? Что мне сказать? Правду? Тогда… Ну вот – опять. Началась игра. Но я в нее не играю. Пусть знает все, как есть».
«Скучаю С мужем, Влад», -она, наконец, подняла глаза, влажные серые с крапинками глаза, в котрых застыли прозрачные капли. Тут же отвернулась и подошла к окну, распахнув шторки.
«Знакомое чувство», - неожиданно проронил он, горько усмехнувшись
«У тебя что, есть муж?» - улыбнулась она, и они вместе расхохотались.
- Влад, я чувствую себя на все 16 или...
- Тринадцать. – Он передал ей мороженое, купленное в киоске.- Тоже любишь фисташковое.
- Ага.
- Тебе хорошо? - вдруг спросил он, снова как-то внимательно глядя в ее светящиеся глаза.
- Какое правильное слово ты подобрал – хорошо…
Веронике действительно было хорошо. Настолько, что она пугалась своего состояния. Все окружающее вдруг приобрело смысл. Ей нравились эти безлистные деревья, эти свинцовые тучи казались романтичными, кофе несравнимо вкусным, мороженое божественным. Она смотрела на широко улыбающееся лицо Влада, по которому она все же заметила, изредка пролетала тень, на его спортивную красивую фигуру, на его широкие ладони. Как бы они могли пробегать по ее телу, одна поддерживая шею, а другая обнимая где-то чуть повыше талии. Как его пальцы могли бы расстегивать пуговки на ее блузке. Его губы шептать ей: тебе хорошо?  
"Stop stop stop it!!! please stop it!"- тут же возвала она к себе.
Они выделялись на фоне серо-коричнево-благопристойных  немцев. Они широко улыбались и жестикулировали, толкались и тыкали друг в друга пальцами.
«Наверное, мы похожи на перепившую пару, - хохотал Влад.- Так на скольких качелях и паровозиках мы сегодня прокатились? – подняв бровь, наклонился он к Веронике.
Вероника заметила это слово: "пару"...
- Влад, нас точно принимают за пьяных! - она весело подмигнула немецкой семье, закрывающей от них своих детишек.
- А мы еще нет! Эту несправедливость надо исправить! Тем более, уже, - он взглянул на свои часы, - три! Представляешь, три! А мы еще трезвые! В твой День Рождения! - и он протянул ей свою огромную широченную ладонь. Он смотрел на нее, как обычно, широко, прямо и открыто. Вероника улыбнулась в ответ и вложила свою руку в его, которую он тут же крепко сжал и стал нежно поглаживать большим пальцем.
Она не находя слов и боясь все испортить словами, просто шла. Замирая внутри, наслаждаясь этим диким все перекрывающим все остальное ощущением романтизма и нежности. На пешеходном переходе он ее обнял за плечи, а она его за талию. Так они и шли. "Как люди, которые знают друг друга уже миллион лет".
Они разместились в ближайшем к ее гостинице баре. Вероника сняла каблуки и в позе йога устроилась на белом кожаном диване – Влад разместился с другой стороны. Они вели себя так, будто ничего не произошло, ни держания за руки, ни того электричества, которое почувствовали оба. 
- Что тебя гложет? – решилась, наконец, Вероника, когда им принесли по объемному бокалу джин-тоника.
Влад поднял на нее глаза, одновременно затянувшись коктейлем из трубочки. Тень сомнения прокатилась по его лицу.
- Ты веришь в брак по любви? - неожиданно спросил он.
- Верю. Если ты сильно любишь, нежность все равно остается. Даже если, как говорят, уходит страсть и все остальное.
- А как так может получиться, что несколько лет назад ты был пьян от любви, а сейчас…- страшный вопрос застрял поперек горла.
Вероника стала озвучивать его собственные мысли:
- Влад, жизнь постоянно меняется, как река, в одном месте которой не найти той же воды, что минуту назад. Мы меняемся. Иногда мы сами этого не замечаем – но мы меняемся. Поэтому то, что казалось для нас приемлемым вчера – сегодня уже нет… Не вини себя в том, чего ты избежать не можешь. Только не повторяй моих ошибок, у меня осмысление заняло несколько горьких выстраданных лет.
- Ты нашла в своем муже все, что искала?
- На какой-то момент да. На сегодняшний – не знаю. – Она храбро, за то, что наконец смогла честно, для себя, для него сформулировать то, что чувствовала, подняла голову и посмотрела ему прямо в глаза.
Он тоже смотрел на нее. Глубоко. Нежно. "Боже, как я ее хочу. Хочу почувствовать ее всю"
- Влад, мне так хорошо… с тобой… Боже, что я такое говорю! Не пойми неправильно, просто возникшая между нами близость...она так неожиданна...так непривычна...она меня пугает.
- Меня тоже, - вдруг он протянул руку и взял в ладонь ее щеку. - Жутко пугает. Какое ты подобрала верное слово - хорошо... Просто хорошо...

Комментариев нет:

Архив блога