понедельник, 25 января 2016 г.

Как мы крестились в Ирландии

Я всегда наивно полагала, что христианская церковь с любовью принимает каждого, кто желает к ней приобщиться. Особенно, если приобщаемому от роду четыре месяца, и грехов еще никаких (если только, чревоугодие молоком). На деле выяснилось, что получить благословение Божие в католической церкви - это привилегия. "Извините, но я не вижу вас на службе каждые выходные, - отчеканил настоятель местного прихода в Гибралтаре. - Посему в обряде крещения вашего сына вынужден отказать". Муж долго объяснял суровому пастору про то, что мы недавно переехали, а потом обустраивались, жена была беременная, растянула связки - ей тяжело было ходить. И что если даже мы редко посещаем храм - совсем не значит, что мы неверующие и надо жечь нас на кострах. Святой отец остался угрюмо-непреклоннен, а муж всю дорогу до дома возмущался жестоким отречением Шона от католической церкви.


Однако, у ирландского священника в Дублине было другое мнение на этот счет. Отец Питер оказался сторонником приобщения к Божьей Благодати для всех и согласился дать нашему чаду духовное рождение. Его не смутило, что мама - православная, а крестный отец, скорее всего, будет присутствовать в прямой трансляции из Нью-Йорка по скайпу. Единственным условием для совершения таинства было предварительное собеседование с родителями, то есть нами.


Моя свекровь, которая завела разговор о крещении уже через неделю, как Шон родился  - а перед посещением пастора хлопотала надо мной весь день. Перед выходом на аудиенцию она в последний раз одобрила мои наряд и прическу. "Скажи что-нибудь возвышенное и что твой дядя священник", - заговорщески прошептала мне на прощанье и обернулась к сыну: "И смотри не ляпни, что крестины для того, чтобы ребенок имел право посещать католическую школу!". Муж закатил глаза.

Церковь оказалась минималистическим сооружением из железа в форме маленького креста и венчающим треугольным куполом. Мы нарезали вокруг железной коробки три круга, чтобы найти входную дверь. Я приготовилась ко встрече с аскетичным худощавым служителем, монотонно перебирающим четки. Отец же, которого я увидела перед нами, совершенно не вписывался ни в здание церкви, ни в мое представление о католических священниках. Счастливый розовощекий пастор, казалось, только что снял с себя костюм Санта Клауса и приехал на своих оленях с раздачи подарков. Церковь (за металической стеной) оказалась просторным светлым помещением со стеклянными окнами на всю стену и садиком, где журчал ручеек. Муж быстренько пояснил мне, что это здание выиграло несколько почетных наград за дизайн, а огромная раковина в виде ракушки привезена сюда из Палестины почти сто лет назад.

Пока розовощекий Отец Питер рассказывал о таинстве крещения, мирских делах церкви и о
мытарствах, которые ей прошлось вынести из-за скандала с педофилизмом, я чинно сидела на стульчике, периодически примеряя на пастора наше православное "батюшка". Безуспешно. Бороды нет и морализаторства нет, так свойственных нашему духовенству. Он был пропитан жизнью и энергией. Такому бы воспитать семерых детей, копать картошку два раза в год и периодически шлепать жену по мягкому месту. Давно, давно бы пора католической церкви разрешить священникам браки, глядишь, и работать будут продуктивней, и религиозных скандалов меньше. "Хоть не пренебрегает своим ежедневным "Гиннесом" после службы", - прибодрил меня внутренний голос, отмечая колоритный животик Отца, на котором тот заботливо сложил руки.

"А вы не против крещения сына по католическим канонам?" - вдруг прервал мои размышления воспросительный взгляд...
"Если честно, я считаю, что Бог един (а остальное - выдумки извращенного человеческого характера). Настоящая вера человека вовсе не зависит от того, какую религию он исповедует. И я желаю, чтобы ребенок получил благословение Божие". (А мы его потом еще и в православной церкви покрестим - подумала).
"Разделяю. Разделяю. Полностью разделяю".
"И в католической еще лучше, потому что вы не будете его окунать целиком, ведь нет?"
"А в православии окунают целиком?"
"Да, и еще в прохладную воду".
"Можем окунуть, если хотите".
"Нет, нет, мне симпатизирует католический подход".
"А какие еще традиции в христианском крещении?"
"Надо носить крестик. (При этом он поднял бровь). И обязательно оба крестных должны присутствовать на церемонии. Ну, и вы знаете, сейчас Россия возвращается к традиции крещения младенцев, так как во времена коммунизма это было запрещено. Но люди крестили тайно. Вот так вера была сильнее режима! (Миссис Айлин будет мной гордиться!)"
Потом я рассказывала, что в моем маленьком городе было семь церквей, а осталась одна. Но ни расправы, ни политический порядок не уничтожили веру людей. И что дядя у меня - тоже настоятель церкви, и он для меня - идеал святого отца, принятия и любви с самых юных лет. При упоминании, что он женат и воспитывает четырех детей - энергичные глаза Отца Питера погрустнели. 

Затем пастор объяснил, что церемония будет состоять из 4-х частей: приход нового обращаемого в храм Божий и согласие родителей на крещение. Свеча - которая символизирует Божий свет, который ведет нас по жизни, омовение водой и миропомазание как символ очищения для новой жизни. После чего младенца обязательно перемещают в белое одеяло, так как он прикоснулся к Божьему миру. В процессе церемонии отец Питер разрешил делать снимки. "Только берите наиболее выгодный для меня ракурс, а то приходили тут из журнала, и я себе совсем не понравился на обложке", - шутил он. Он вообще много шутил и улыбался, а по тому, как он периодически окидывал взглядом меня, сестер мужа и даже Миссис Айлин, я поняла, что сердце его все-таки не может смириться с выбранной разумом ролью.

Церемония проходила торжественно и по-семейному уютно. Вопреки опасениям, Шон перенес католическое таинство не только спокойно, но и с полной включенностью в момент. Он сосредоточенно наблюдал за рукой священника, описывавшей круги - и о чем-то размышлял. Как на его голову вылили графин воды, он даже не заметил, потому что был глубоко погружен в нравственный конфликт - поймать большую руку в белоснежной рясе или поплескаться в купальне. Руку ему удалось захватить при помазании, и он так вгрыззся в нее, что святой отец побледнел. ("Извините, зубы режутся", - беззвучно объяснила я). Пребывать в новой роли сына Божьего Шоне тоже очень понравилось. Он уютно уселся на руках крестной в белом теплом одеялке, отчего священник и семья умиленно ахнули.

"Ох, какой он у вас включенный в жизнь, - отметил Отец Питер, - я редко таких встречал. И не слезинки".
"Это у храма такая хорошая энергия".

По окончании церемонии ирлндская бабушка отдала Отцу Питеру конверт с пожертвованием, сумму которого я до сих пор не знаю, но это не важно. Благодаря моей ирландской семье, которая с таким благочестием готовилась к таинству и Отцу, который так подробно донес до нас символику церемонии и так вдохновленн крестил малыша, я прониклась ею всей душой. Когда священник торжественно изрек: "Во имя Отца, и Сына, и Святого духа" - мы с мужем едва сдержали слезы. Даже несмотря на этот ироничный пост (да простят меня духовные лица) - о событии я вспоминаю с волнами тепла в душе. Жизнерадостный Отец Питер сыграл здесь свою роль - я представить не могу, что нашего карапуза мог крестить какой-нибудь другой, суровый и хмурый отец.

И вопрос "крестить или не крестить" не стоял, хотя многие спрашивают, не против ли я, что мой сын католик. Нет, не против. Потому что католичества и православия нет. Это странные люди придумали в своих интересах. Христос - один. Священные Писания - те же. Есть большая вселенская энергия любви, частями которой мы все и являемся. Которую и проповедывал Бог. И к которой легче прикоснуться, веря в неё. Религия - это не власть или распри. Это ЛЮБОВЬ.

(Поэтому, ну жалко мне все-таки Отца Питера. Если Бог - это любовь....почему у них любовь запрещают? Абсурд. В Россию его - немедленно!)





Комментариев нет:

Архив блога