воскресенье, 19 июня 2011 г.

7. А может, по счастью?..

Вероника дрожащими руками достала билет, опять проверила номер рейса. «Не может быть, - пульсировало в ее голове, - этого просто не может быть!» Она скользнула взглядом по забитому людьми холлу аэропорта в поисках информационной стойки. Ее самолет «Верона – Мюнхен» опоздал, она бежала с трапа, даже не накинув куртку, пытаясь успеть на московский рейс. И вот сейчас она стояла напротив расписания и ощущала себя на съемках фильма-катастрофы. Одни за другими, как неоновые жилеты дорожных ремонтников в ночи, всплывали на черном табло ярко-оранжевые буквы «Мюнхен - Вена – cancelled», «Мюнхен – Москва – cancelled», «Мюнхен – Варшава – cancelled».
Собрав ладонью волосы со лба, она опустилась на чемодан: «Нет, это не может случиться со мной! Ну почему?»
«Я подумал точно также», - раздался откуда-то сверху приятный мужской баритон. На нее, по-мальчишески щурясь, улыбались серо-голубые глаза. Их обладатель, высокий парень в спортивной куртке с капюшоном и коротко остриженными светлыми волосами приветливо смотрел на нее, засунув руки в карманы. Вероника уже заметила его раньше, по пути к расписанию, он также стоял у экрана, задрав голову вверх. Она, по привычке оттачивать свою проницательность сканируя людей "на национальности", тогда быстро прошлась взглядом по его одежде и прическе, заключив: «Немец».
«А я если честно подумала, что ты немец».
Парень широко улыбнулся, отчего еще больше стал похож на мальчишку-тинэйджера. Лишь его глаза смотрели куда-то вглубь.
«Почти угадала. Я там живу. А ты откуда?»
«С Италии, - простонала Вероника. – Вот, в Россию собралась. А ты знаешь, что случилось?»
«Вулкан», - кратко пояснил он.
«Но рейсы давно возобновились!».
«Порывы ветра снова пригнали облако, поэтому ничего пока не известно», - невозмутимо поднял он бровь.
«Да уж, даже в кино такого не происходит!»
«В кино все хуже, - заверил он, задрав уже другую бровь. – Весь зал аэропорта кишел бы какими-нибудь монстрами».
«Это точно!» - рассмеялась она, поставив в уме незнакомцу галочку за чувство юмора.
«Ты тоже в Москву?»
«Я в Вену. Потом в горы. На лыжах с друзьями хотел покататься. А ты к родителям?».
Он проявлял какой-то слишком щепетильный интерес, это и удивляло и завораживало Веронику одновременно.
«Что-то типа этого. У меня День Рождения послезавтра. И я хотела его провести как-то необычно. Знаешь, как раньше… - она вдруг осеклась, поймав себя на мысли, что чуть не вывалила все свои самые бредовые мысли совершенному незнакомцу...- Ну вот, похоже, и проведу!»
«А раньше было лучше, чем сейчас?» - неожиданно спросил он.
«Наверное, раньше было проще, - задумчиво посмотрела на него она, поймав ответный какой-то все понимающий взгляд. – Интересный вопрос».
«Хороший ответ».
Она не улыбнулась шутке, лишь снова с тревогой вгляделась в него. Он же продолжал смотреть на нее так же шутливо и весело, отчего ее мандраж как-то сам собой утихал.
«Поражаюсь тебе. Быть таким спокойным в этой ситуации».
«Ну, если что-то нельзя изменить, нужно просто с этим смириться. Я уже три рейса пропустил. Тебе просто сейчас надо показать свой билет у стойки компании и спросить, что они могут для тебя сделать».
Ее снова начала бить дрожь. Все будут беспокоиться: ее друзья, родители, муж. У нее почти нет денег, если придется оставаться тут. А вдруг не на один день, а на два-три, или еще того хуже – на неделю! Тяжело вздохнув, она потянула она ручку чемодана. «Давай сюда», - коротко сказал он, вытащив заклинивающую рукоятку и как пушинку покатил сумку за собой. Он был высоким, намного выше ее, хотя Вероника была далеко не низкой девушкой. Она едва подавила желание сунуть свою руку в его вторую огромную ладонь. За спиной светловолосый Гермес нес упакованный продолговатый предмет.
«А ты сноубордом в горах собирался заниматься?»
«Ну да. Теперь придется покорять городские склоны Мюнхена», - отпарировал он, и Вероника снова рассмеялась. Это то, что она очень ценила в мужчинах – легкость рассмешить ее. За это когда-то она полюбила и своего мужа.

«И сколько это продлится, ты в курсе?»
«В лучшем случае на ночь, а в худшем – неделя». Пощелкал что-то на клавиатуре своего блэкберри. «Плохие новости. Ни сегодня, ни завтра вылетов не будет».
«Боже Мой! Что же я буду делать?»
«У тебя есть страховка?»
«Не уверена, - в нерешительности застыла Вероника, - все равно, огромное спасибо за помощь, - вон моя стойка. Пойду посмотрю, что можно сделать. Кстати - Вероника».
«Влад», - протянул он ей ладонь.
«Приятели по несчастью», - улыбнулась она.
«А может, по счастью, - рассмеялся он, - представляешь, ни работать не надо, ни общаться с начальником, сиди себе спокойненько в аэропорту, спи, жуй сэндвичи».
Вероника снова улыбнулась и уже совсем перестала нервничать.
«Что-то в этом есть. Ну ладно, пока». Ей безумно не хотелось, чтобы этот такой легкий и внимательный мужчина уходил. Не хотелось остаться здесь, в этом аэропорту совсем одной. А вдруг это и правда на неделю. Хотя уже этот единственный эпизод встречи с ним делал ситуацию не такой плачевной. Она обернулась, снова взглянув на удаляющийся мужественный силуэт. «Еще ничего не значит то, что он со мной заговорил. Просто это приятно. Очень».
Когда где-то за рубежом встречаются два русских человека – чаще всего они не разговаривают друг с другом. Это Вероника заметила еще давно. Либо мимолетом улыбнутся. Да, они дадут понять, что друг друга заметили, и на этом все. Внимание, то, какое она получила от Влада, было чем-то выходящим за рамки ее опыта общения с соотечественниками.


Пока Вероника стояла в очереди у стойки, у Влада наконец-то появилась возможность внимательней рассмотреть её. Пшеничные волосы, стройные бедра, аккуратный животик, большая грудь, которая выделяется даже из-под куртки… Неожиданно она обернулась к нему, снова помахав рукой, он смутился и быстро отвел глаза. «Бог мой, куда же я смотрю!»
Его обескуражило это неожиданное знакомство в аэропорту, прежде всего потому, что он ни с кем не собирался знакомиться. Вообще разговаривать. И тем более – заговаривать. «Знакомства, знакомства, знакомства, опять трепать из пустого в порожнее. Придумывать что-то, врать о своей жизни, умничать. Выслушивать истории, которые и так давно знаю. Пытаться придумать причину скорее закончить разговор и ненавидеть себя за это...»
Это просто получилось. Вылетело из него. Она выглядела такой растерянной, когда уселась на свой чемодан, и одновременно такой естественной. Она откинула со лба свои золотистые пряди и так по-киношному уморительно подумала вслух, что ему показалось, что он знает ее всю жизнь и видит ее всю.
Вероника не выделялась особенно красивой внешностью. Она не принадлежала к тому типу девушек, с которыми сразу же хочется (и ты уже знаешь как) потрепаться и переспать. Она не обладала правильными чертами лица и огромными глазами. Она не была красива. Но...она была гармонична. Легка. Она запоминалась.
Ее бесхитростность и простота вкупе с зелеными, все видящими насквозь глазами, обескураживали. Ему хотелось рассказать ей все. Прямо здесь в аэропорту. Хуже того, он едва сдержал себя, чтобы не взять ее за руку, когда они шли к стойке авиакомпании.
Вероника снова отвернулась, и он уже не стеснялся открыто разглядывать ее со своего наблюдательного поста за группой пожилых немцев. Девушка объясняла свою ситуацию даме за стойкой.
«О женщине сразу все говорит ее осанка. Посадка ее шеи, спины, движения. В Веронике было столько достоинства, и оно как-то удивительно сочеталось с ее нежностью. Она была вроде бы и близко, и в то же время держала дистанцию. Редкостное на сегодняшний день сочетание силы и женственности. Обычно или одно, или другое».
Он снова прошелся взглядом по легкой сиреневой дутой курточке, шарфику, небрежно, но элегантно завязанному у шеи, темно-синим джинсам-галифе и элегантным коричневым полуботинкам с золотистой молнией на стильном квадратном каблуке. Никаких шпилек и сумок с цепями и папильотками. Ни одной лишней детали. Вот это отличное совмещение русского вкуса и европейского стиля.
«Извините, у вас есть часы?» - обратилась к Владу на немецком девушка в клетчатой шляпе и дутой жилетке. Десять, - ответил он, посмотрев вниз на руку и уловив косым взглядом потертые грязные кеды и джинсы с разорванным низом. «Спасибо», - тряхнув головой сказала она, и изумленного Влада ослепило количество пирсинга в ее правой ноздре. «Девушкам 21 века все-таки нет равных не только в сохранении красоты, но и обезображиванию себя», - подумал он и снова перевел взгляд на стойку.
Он чуть помедлил, перед тем как сделать шаг. «Я знаю, что я через две недели женюсь, ей просто нужна помощь».

Встав в очередь и взглянув на брюнетку за стойкой авиакомпании, Вероника тут же оценила ситуацию: очень плохо.
«Извините, не могли бы вы объяснить все еще и по-английски», - обратилась Вероника к ней, изо всех сил пытающейся сдержанно по-немецки отвечать на град эмоциональных расспросов пассажиров.
«Вылетов не будет в ближайшие 24 часа, тем, у кого билеты со страховкой будет предоставлен отель. Но так как много пассажиров, комнаты поделены на двоих. Пожалуйста, предъявите билеты, и мы уточним в системе размещение».
«У вас нет страховки», - брюнетка вежливо передала Веронике назад ее билет.
«Пожалуйста, давайте решим этот вопрос. В происходящем ведь также нет моей вины. Какие у нас еще варианты?». Она начинала паниковать.
Над ухом раздался знакомый голос. Влад взял со стола ее документы и билет. Он общался с брюнеткой на прекрасном немецком, показывал ей билет, паспорт, твердо и решительно и одновременно обаятельно (да, черт возьми!) убеждал в чем-то.
А Вероника смотрела на него и думала: «Откуда он взялся? Почему он здесь? Что же такое происходит?»
Девушка внимательно слушала его, обеспокоено поглядывая на Веронику.
«Вот, - протянул он ей наконец бронь отеля. – Благодари судьбу, что у тебя Люфтганза, для них репутация превыше всего. Надеюсь, к тебе подселят пожилую немецкую леди».
- Спасибо за помощь, - выдохнула она от напряжения, даже пропустив мимо ушей его шутку. - Кстати, я еще не завтракала. Хочешь кофе? – спросила она и замерла внутри.
- Не откажусь, - снова улыбнулся он своей сногсшибательно-мужской и одновременно мальчишеской улыбкой.

6 комментариев:

Людмила комментирует...

blog interesnui. No ozen temnui fon

Ekaterina комментирует...

Правда? Трудно читать? Заменим. Большое спасибо за комментарий.

ЧУМработница комментирует...

Все знакомо до боли. Не вулкан,но плохая погода задерживала в аэропорту не то,что на день,а на неделю:-)))После третьих суток привыкаешь и начинаешь приспосабливаться к вынужденному безделью.Все,что ни делается,-к лучшему:-)

Rubric комментирует...

Мне тоже светлый дизайн нравится больше!

Катерина, спешиваются с лошади, нет? :)

Ekaterina комментирует...

Точно. Большое спасибо, Елена - благодарна!

Ирина Лозовая комментирует...

на одном дыхании....
Как будто рядом была... А я так люблю наблюдать за людьми.

Архив блога